На главную

«У вас нет шансов». Сооснователь «Ведомостей» рассказывает, в каких условиях родилась газета

Колонка заместителя главного редактора «Ведомостей» Александра Губского

В сентябре 1999 г., неделю спустя после запуска «Ведомостей», мы обедали с Кахой Бендукидзе (тогда –владельцем «Уралмаша», самого большого машиностроительного завода в мире и многих других активов в тяжелой промышленности). Я живописал, какой крутой проект мы – Independent Media (на тот момент крупнейший издательский дом России), Financial Times и The Wall Street Journal – придумали и какие у нас прекрасные перспективы.

Сейчас сложно представить, какой оглушительный эффект произвела новость о появлении в России совместного издания FT и WSJ на бизнес-сообщество. Но попробуйте: сентябрь 1999 г., страна еще не оправилась от дефолта и девальвации августа 1998 г., когда рубль подешевел в четыре раза, крупнейшие банки разорились, а компании и вкладчики потеряли в них все свои деньги. И вдруг две ведущие деловые газеты мира, два конкурента – Pepsi-Cola и Coca-Cola издательского бизнеса – заявляют, что видят столь замечательные перспективы у российской экономики, что готовы начать в России совместный бизнес. И не по франшизе, а с реальными прямыми инвестициями! Помню, как на первой презентации «Ведомостей» ко мне подходили главы представительств глобальных компаний (большинство из них тогда не имело «дочек» в России, а только представительские офисы) и говорили: «Ну, если FT и WSJ верят в перспективы России, то мы тоже будем смотреть на страну другими глазами и рапортовать об этом в штаб-квартиры».

А Бендукидзе за обедом вежливо слушал мои восторги, но в какой-то момент не выдержал и прервал меня: «А почему вы уверены, что у вашего проекта есть вообще какое-то будущее? Два ваших иностранных акционера – лютые конкуренты, между ними столь глубокие противоречия, что они вас просто разорвут. У вас нет шансов». Я опешил: где Бендукидзе – интеллектуал, визионер и успешный бизнесмен – и где я – никому не известный зам главного редактора новорожденного СМИ? Может, я чего-то не понимаю и Financial Times с The Wall Street Journal действительно не способны наладить сотрудничество, а у «Ведомостей» нет будущего?

Время довольно быстро подтвердило, что Бендукидзе был не прав. Но меня с тех пор не покидала мысль: благодаря чему и кому успех «Ведомостей» стал возможен? Ведь это был настоящий успех, уникальный даже в глобальном масштабе: два мировых лидера в своем сегменте объединились в третьей стране и создали прибыльный бизнес, стабильно работавший 15 лет – до того, как измененное российское законодательство не заставило FT и WSJ продать свой российский актив.

У меня, стоявшего у истоков «Ведомостей», была счастливая возможность пообщаться со всеми тремя издателями, принимавшими решение о создании газеты: президентом по международным операциям The Wall Street Journal Карен Хаус, издателем Financial Times сэром Дэвидом Беллом и основателем издательского дома Independent Media Дерком Сауэром. И ответ на вопрос, в чем успех «Ведомостей», будет банальным: люди. Успех (или неуспех) компании всегда зависит от первого лица, которое формирует команду и корпоративную культуру. Но подробный ответ на этот вопрос будет интересным.

Дерк Сауэр – основатель издательского дома Independent Media
Фото: Денис Гришкин / Ведомости
Дерк Сауэр – основатель издательского дома Independent Media

Дерк, начав в 1995 г. издавать дважды в неделю деловую газету «Капитал», рассчитывал со временем превратить ее в ежедневную и конкурента «Коммерсанта». Но у Сауэра, молодого издателя, не хватило на это ресурсов. А у нас, молодых журналистов «Капитала», не хватило опыта. В 1996 г. Дерку пришлось переформатировать «Капитал» в карьерный еженедельник, но от идеи выпускать качественную деловую газету он не отказался. Только решил делать ее совместно с западными брендами – благо у Сауэра уже был успешный опыт издания лицензионных версий журналов Cosmopolitan, Harper’s Bazaar и др.

Сначала Дерк предложил совместный проект руководителям The Wall Street Journal. Топ-менеджмент американского издания воспринял идею благосклонно, но на уровне исполнителей реализация проекта застопорилась. После этого Дерк обратился с аналогичным предложением в Financial Times, уведомив и тех, и других, что имеет контакты с конкурентом.

И однажды ночью Сауэра разбудил телефонный звонок. Звонила Карен Хаус из Нью-Йорка: «Дерк, мы тут сидим с Дэвидом. Может, это безумная затея, но что ты ответишь нам, если мы предложим тебе делать бизнес втроем?» «Отлично, у меня нет с этим никаких проблем», – ответил Дерк.

Но когда принципиальное решение о создании газеты было принято, Дерк выдвинул ошеломительно наглое, с точки зрения издателей двух крупнейших деловых газет мира, условие: деньги инвестируют в равных долях только англичане и американцы, а Independent Media вложит свои мозги – знание реалий российского рынка – и отдаст проекту своих лучших сотрудников.

Карен Хаус и Владимир Путин во время интервью для The Wall Street Journal в 2002 г.
Фото: Сергей Величкин и Владимир Родионов / ТАСС
Карен Хаус и Владимир Путин во время интервью для The Wall Street Journal в 2002 г.

«Поначалу они сказали, что это абсолютно неприемлемое условие, и даже остановили переговоры. Но затем возобновили их и в конце концов согласились со мной», – рассказывал мне Дерк.

Основная причина, почему FT и WSJ решили начать бизнес в России сообща, была не денежная – после девальвации рубля для инвесторов в твердой валюте радикально подешевели и работники, и аренда помещений (а это две основные статьи расходов в СМИ). Главным был имиджевый риск: если газету в России ждет успех, его поровну разделят и FT, и WSJ, а если провал – «позор» падет на обоих конкурентов, ни один не сможет получить имиджевую выгоду из неудачи другого.

Издатель Financial Times сэр Дэвид Белл
Фото: rarerecruitment.co.uk
Издатель Financial Times сэр Дэвид Белл

И Хаус, и Белл, и Сауэр прошли все ступени журналистской карьеры – от корреспондентов до издателей – и прекрасно знали, как устроен медиабизнес и когда им стоит вмешиваться в производственный процесс. Выбрав Дерка и доверившись ему и его команде, западные издатели предоставили нам почти полную свободу действий. Дерк считает, что главным редактором «Ведомостей» должен стать 27-летний Леонид Бершидский, не имеющий высшего образования? – Он лучше всех знает журналистов в России. Редакторы «Ведомостей» заявляют, что хотят ежедневно публиковать интервью, потому что знают, как их делать хорошо и интересно? – Ок, в англосаксонской традиции журналистики это низкий жанр, но в России может быть по-другому. Примечательный факт: в контракте на издание газеты «Ведомости. Издаются совместно с Financial Times и The Wall Street Journal» западные учредители не прописали пункт об обязательном использовании какого-то определенного процента материалов из FT и WSJ. Потому что понимали, что для российской аудитории может быть актуальной другая новостная повестка по сравнению с той, что освещают FT и WSJ.

Обещая FT и WSJ вложить в проект своих лучших людей, Дерк не лукавил: команда у него действительно была. «Капитал» оказался коммерчески неуспешен, зато его коллектив – и коммерческий, и редакционный – стал костяком, вокруг которого с 1999 г. стал формироваться коллектив «Ведомостей»: первый главред «Капитала» Михаил Дубик, к тому времени закончивший бизнес-школу Insead, стал директором «Ведомостей», сменивший его на посту главреда «Капитала» Леонид Бершидский был назначен главным редактором «Ведомостей», нынешний издатель «Ведомостей» Глеб Прозоров в «Капитале» был директором по рекламе...

Для сравнения: одновременно с «Ведомостями» FT запустила в Германии газету Financial Times Deutschland. Людей в которую англичанам пришлось нанимать с миру по нитке. В «Ведомости» FT и WSJ вложили меньше $10 млн и очень скоро вернули свои инвестиции. В Financial Times Deutschland англичане вкачали $100 млн и через несколько лет закрыли издание, потому что не смогли сделать его прибыльным.

Важно, что все три издателя «Ведомостей» прониклись сначала уважением и доверием, а затем и симпатией друг к другу. И со временем советы директоров «Ведомостей» стали для них прекрасной площадкой для встреч и обсуждений не только российского издательского бизнеса, но и глобального – до этого поводов для встреч у руководителей FT и WSJ было немного.

И за все эти годы у основателей «Ведомостей» возник только один серьезный спор, в самом начале: о цвете бумаги, на которой будет выходить газета. Фирменный цвет Financial Times – лососевый, у The Wall Street Journal – классическая белая бумага. Все маркетинговые опросы свидетельствовали, что лучше всего выпустить «Ведомости» на лососевой бумаге, но американцы заняли непримиримую позицию: «Нигде в мире наш логотип не появится на лососевой бумаге». В конце концов было найдено очень элегантное решение: первая половина газеты (общественно-политическая) будет печататься на белой бумаге, вторая половина (деловая) – на розовой. В 2007 г. «Ведомости» изменили макет и стали выходить полностью на лососевой бумаге – это решение у американских акционеров протеста уже не вызвало.

К тому моменту Дерк уже продал Independent Media финской издательской группе Sanoma, но остался руководителем компании. В редакции «Ведомостей» Дерк появлялся очень редко, а когда приходил, то говорил журналистам: «Не обижайтесь, что я так редко появляюсь у вас. Если я прихожу редко, это значит, что у вас все хорошо».

Александр Губский, в 1995–1999 гг. – корреспондент, заместитель главного редактора, главный редактор «Капитала». С 1999 г. – заместитель главного редактора «Ведомостей»