На главную

Чего ждать через 20 лет. Ньюсмейкеры «Ведомостей» о своем будущем и будущем своих отраслей

Варданян, Иванов, Касперский, Каракатзанис, Мантуров

Рубен Варданян, сооснователь Московской школы управления «Сколково», партнер Phoenix Advisors, филантроп

В ближайшее время мы станем свидетелями тектонических перемен, и важно понимать смысл этих изменений. Мир – единое целое, и нет шанса изолироваться. Невозможно построить ни гетто, ни рай. Точкой опоры в условиях системного хаоса – нового состояния современного мира – становится сетевое взаимодействие доверяющих друг другу людей, которые обладают нетоннельным мышлением и сознают, что благоденствия не удастся достигнуть в изоляции друг от друга и от мира. Таким образом, интеграция многообразия – это главный инструмент для устойчивого развития. Для этого созданы все наши проекты – от Московской бизнес-школы «Сколково» и UWC College в Дилижане до гуманитарной инициативы «Аврора» и бизнес-клуба в Москве.

Главным активом и центром мироздания в современном мире станет талантливый, креативный человек. Создание экосистемы, которая позволит таким людям развиваться, будет иметь ключевое значение. Находить и поддерживать change-makers, способных менять мир к лучшему, – наша ключевая миссия. И мы надеемся увидеть серьезные плоды через 20 лет.

Леонид Меламед, председатель совета директоров «Тим Драйв»

Двадцатилетняя перспектива в современных условиях – это просто за пределами любого воображения. По расчетам калифорнийского университета сингулярности (Singularity University), между 2040 и 2050 гг. человечество достигнет такого развития, прогнозировать которое сегодня бесполезно.

Когда работает два компьютера – это одна производительная мощность. Когда работает 8 миллиардов компьютеров в сети, да еще и такой производительности, как человеческой мозг, — это совершено другое качество сети. Вместе 8 млрд людей в принципе способны решить любые задачи»

Леонид Меламед
Председатель совета директоров «Тим Драйв»

Что будет точно востребовано через 20 лет, так это люди. Я полагаю, что и сегодня, и 20 лет спустя никаких денег не хватит для того, чтобы создать робота такой же силы, сложности и совершенства, как человек. А это значит, мы начнем понимать, что каждый отдельный человек бесценен. Если, примитивно говоря, вычислительные мощности имеют стоимость, то человек, как элемент вычислительной мощности, уровня которой еще долго не сможет достичь ни один компьютер, бесценен. И чем больше людей будут объединены между собой, тем мощнее будет эта вычислительная система. Идея вот в чем: когда работают два компьютера – это одна производительная мощность. Когда работают 8 млрд компьютеров в сети, да еще и такой производительности, как человеческой мозг, это совершено другое качество сети. Вместе 8 млрд людей, в принципе, способны решить любые задачи. А главной задачей человечества очевидно является задача его благополучия. Поэтому чем больше людей объединятся, тем быстрее и качественнее будет решаться задача повышения благополучия человечества. И все мы должны ясно и четко понять ценность такого объединения.

Как? Во-первых, нужна правильная идея, вокруг которой может происходить объединение. Я вижу, что это идея благополучия: как каждого отдельного человека, так и человечества в целом. Во-вторых, – надо создать технические решения, которые позволят людям объединяться. Мы будем решать огромное количество своих задач с помощью приложений (софта) и «силиконовых» устройств: телефонов, планшетов, компьютеров и того, что придет им на смену. Люди должны этими решениями пользоваться с удовольствием – то есть, решения должны быть супер-удобными и от их применения люди должны чувствовать личную выгоду. И третье – люди должны этим решениям доверять. Мы не должны думать, что мы сейчас доверимся компьютеру, а он злоупотребит нашим доверием и хакнет нас. Пусть другие люди воспользуются информацией, которую я выкладываю о себе в сеть: цвет глаз, волос и давление в зависимости от времени суток и от погоды. Выкладывая это в сеть, я рассчитываю, что наше объединение научится с помощью этих данных бороться с гипертензией, диабетом и выпадением волос. Если я буду подозревать, что моей информацией смогут воспользоваться люди, которые хотят меня так или иначе уничтожить или обидеть, то я не буду её выкладывать. Поэтому, для того чтобы люди максимально делились информацией о себе, этот риск надо свести к такому минимуму, насколько это возможно.

Здравоохранение – это та самая индустрия, которая это объединение должна создавать, поддерживать, развивать и пользоваться его плодами во благо человечества.

Когда наибольшей ценностью становятся люди, то ребром встает вопрос об их здоровье. Всемирная организация здравоохранения считает, что здоровье – это совокупность физического, психического и материального благополучия людей. Этому определению уже лет 50. Поэтому здравоохранение трансформируется в индустрию, управляющую благополучием людей. Здравоохранение будет все знать о благополучии людей во всех его смыслах и вырабатывать проекты по его непрерывному росту.

Как это будет происходить? С помощью мониторинга текущих показателей работы тела и психики отдельных людей и групп людей, накопления большого объема доступных данных о динамике здоровья людей и их анализа на основе математического моделирования. Естественно, в ретроспективе и с учетом воздействия внешних факторов. В результате анализа этих данных мы будем постоянно получать рекомендации по физическим и психологическим паттернам на предстоящие периоды, а также рекомендации по соответствующим тренировкам, приему лекарств и средств профилактики, обращению к помощникам-профессионалам и т. д. Эти технологии будут удобны, практически незаметны, но при этом будут вызывать заслуженное доверие к своей надежности и эффективности. Повторюсь: чем больше людей окажутся объединенными в единую сеть, тем выше окажется качество этих рекомендаций. И здравоохранение будет той индустрией, которая должна эту систему создавать и управлять ею.

Я не думаю, что именно за 20 лет мы фундаментально найдем секреты биологического бессмертия. Конечно, большинство болезней мы научимся лечить более эффективно. Выживаемость будет повышаться, заболеваемость – падать, а смертность – снижаться. Но я не верю, что мы научимся за 20 лет излечивать рак или даже болезнь Альцгеймера. Однако по мере накопления и обработки больших данных и формирования математической модели работы человеческого тела и сознания мы выработаем оптимальные паттерны и методы их эффективного использования для увеличения средней ожидаемой продолжительности жизни до 90 лет. А к этим 90 годам также приблизим и время профессионально активной жизни. Это уже будет большой скачок вперед. А после рубежа в 90 лет следующий скачок будет уже, наверное, к 120 годам, и потом – бессмертие.

Я надеюсь, что мне, как инвестору и управленцу, удастся в этом поучаствовать, а компании, которые мы создали, найдут свое достойное место в индустрии будущего здравоохранения. Для этого нам предстоит наращивать компетенции, привлекать и удерживать таланты, динамично развивать методы организации дел и постоянно зарабатывать прибыль на вложенный капитал.

Здравоохранение – это и сейчас очень влиятельная индустрия, и ее влиятельность будет увеличиваться по мере роста ценности отдельной человеческой жизни. Мы поймем, что ни Data – новая «нефть», ни сама нефть, ни земля, ни золото и ни бриллианты не являются ценностью, а ценность – это человек и его жизнь.

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли

Очень смело прогнозировать, как будет выглядеть российская промышленность через 20 лет.

Все российские автомобили станут экологичными и экономичными, лекарства и инновационные медицинские изделия  позволят сохранять здоровье наших граждан»

Денис Мантуров
Денис Мантуров
Министр промышленности и торговли

Если опираться на то, что мы делаем для будущего (на самом деле – не такого далекого) уже сейчас, то можно ожидать, что цифровизация станет общим местом для всех отраслей, аддитивные технологии и искусственный интеллект глубоко интегрируются в производственный уклад. Думаю, мы сможем добиться того, что все российские автомобили станут экологичными и экономичными, лекарства и инновационные медицинские изделия не только позволят сохранять здоровье наших граждан, но и займут значительную долю на мировом рынке, а авиакомпании начнут эксплуатировать отечественные сверхзвуковые лайнеры.

Конечно, это амбициозные планы, но ведь все то, что человечество имеет сейчас, когда-то появилось в умах отважных мечтателей и было воплощено в жизнь их трудом!

Михаил Гуцериев, председатель совета директоров группы «Сафмар»

В мире все меняется так быстро, что планировать (впрочем, и загадывать) на 20 лет вперед может только самый азартный человек. Поэтому мы стараемся прививать нашим компаниям умение быстро адаптироваться к любым изменениям. Это позволит им даже через 20 лет играть ведущие роли в своих индустриях.

Впрочем, значительно важнее другое: что мы оставим будущим поколениям, в какой стране они будут жить через 20 лет. Хочу, чтобы в России с каждым годом люди становилиcь богаче, здоровье нации крепло, чтобы каждый из нас смог реализовать огромный запас энергии, таланта, интеллекта. Ведь этих качеств нам не занимать! Если все это исполнится, тогда и о судьбе предприятий можно не переживать.

Дмитрий Конов, председатель правления «Сибур холдинга»

Некогда один писатель сообщал: «У нас все так быстро меняется, что я буду писать тебе: у нас все по-прежнему». Рассуждать про себя через 20 лет не возьмусь. Надеюсь только, что по-прежнему буду занят тем, что мне интересно.

Мы будем отказываться от традиционных материалов, требующих много энергии и воды при производстве или переработке»

Дмитрий Конов
Дмитрий Конов
Председатель правления «Сибур холдинга»

С компанией тоже, уверен, все будет в порядке, хотя каким будет ее облик, мне сложно представить – в нефтехимии, как и во многих других индустриях, очевидно, произойдут заметные изменения, связанные с новыми химическими и цифровыми технологиями, с ростом экономики замкнутого цикла. Точно можно сказать, что наша отрасль станет одним из ключевых участников глобальных экономических и общественных изменений – ведь синтетические материалы не только расширяют возможности человека в привычном мире, но и открывают принципиально новые сферы, такие как мир использования дронов или микромедицина. Стоит ожидать существенного ускорения разработок новых технологий и следующих поколений материалов. Аддитивное выращивание, квантовые технологии вкупе с применением сверхновых материалов на основе «зеленых» решений серьезно модернизируют наши представления о свойствах предметов и способах их изготовления.

В то же время рециклинг станет физиологически важным процессом в жизни любого государства. В экономике будет завязываться все больше ресурсных петель. Мы будем отказываться от традиционных материалов, требующих много энергии и воды при производстве или переработке. И в этой связи полимеры с их свойствами сохраняют потенциал материалов будущего. В том числе модные сегодня биопластики станут привычным, «скучным» материалом.

И этот переход отрасли в новое состояние во многом преобразует отраслевые компетенции – мы увидим совершенно новые профессии, в том числе на стыке IТ и науки о молекулах.

Евгений Касперский, основатель и гендиректор «Лаборатории Касперского»

Что будет с «Лабораторией Касперского» через 20 лет? Ничего не знаю! Мне будет 73 года, я буду на пенсии. А если серьезно, то нашу компанию через 20 лет я вижу не только поставщиком в сфере цифровой безопасности, но и глобальным поставщиком иммунной платформы для интернета вещей, для промышленных систем и критической инфраструктуры, транспорта, медицины и т. д. А что будет с миром? Слишком противоречивые силы сейчас его раскачивают. Я оптимист по жизни и в будущем нашей компании абсолютно уверен, ведь мы производим продукты первой необходимости. А вот мировую экономику в ближайшие 20 лет может потрясти.

Сергей Когогин, генеральный директор «Камаза»

Через 20 лет «Камаз» войдет в число ведущих международных автопроизводителей, а его продукция – беспилотники, электробусы, автотехника, использующая альтернативные, экологически чистые источники энергии, – будет пользоваться большим спросом не только в каждом уголке Российской Федерации, но и в мире.

Захар Смушкин, председатель совета директоров АО «Группа «Илим»

За последние несколько лет мы совершили беспрецедентные инвестиции в развитие российского лесопромышленного комплекса. Предприятия «Илима» сегодня отвечают мировым стандартам в области эффективности и экологичности производства, однако в большей степени ориентированы на экспорт. Нам бы хотелось добиться в этом отношении баланса и поставлять нашу высококачественную продукцию в равных долях и на внутренний рынок, а для этого он должен расти.

Мы обладаем огромными базами данных, которые уже сейчас работают самостоятельно. В наших планах развивать эту сферу. Что касается меня, то через 20 лет, как и сейчас, я хотел бы оставаться абсолютно свободным в духовном плане человеком»

Захар Смушкин
Захар Смушкин
Председатель совета директоров АО «Группа «Илим»

Будущее компании, безусловно, связано с внедрением в процессы управления искусственного интеллекта. Мы обладаем огромными базами данных, которые уже сейчас работают самостоятельно. В наших планах развивать эту сферу. Что касается меня, то через 20 лет, как и сейчас, я хотел бы оставаться абсолютно свободным в духовном плане человеком. Это, на мой взгляд, главное.

Герман Греф, председатель правления Сбербанка

Друзья, если бы вы задали мне вопрос о том, что будет через двадцать лет, в тот год, когда «Ведомости» появились на свет, я вряд ли предположил, что возглавлю Сбербанк. Сегодня сказать, что точно произойдет через такой колоссальный по нынешним меркам промежуток времени я не смогу. Горизонт планирования чрезвычайно сократился. Мы с коллегами решили стратегию развития определять на 3 года ― на больший срок прогнозы не срабатывают, слишком возрос темп изменений, слишком много развилок получается.

Горизонт планирования чрезвычайно сократился»

Герман Греф
Герман Греф
Председатель правления Сбербанка

Основной глобальный тренд сегодня понятен: цифровизация. Совокупность финансовых и нефинансовых сервисов в одном флаконе. Экосистемы будут давать потребителю простоту и удобство услуг и сервисов. Чем меньше кликов от появления мечты у пользователя до ее воплощения, тем больше лайков получит тот, кто эту мечту поможет реализовать.

Ив Каракатзанис, президент «АвтоВАЗа»

Через 20 лет я вижу «АвтоВАЗ» одним из передовых предприятий Groupe Renault, а бренд LADA – лидером не только российского, но и ряда экспортных рынков. В ближайшие 20 лет нас ждут технологические прорывы в целом ряде отраслей. Автомобилестроение будет на острие новых открытий, и вещи, которые сегодня трудно представить, будут доступны каждому. Мне, безусловно, хочется быть в этом потоке трансформаций так долго, как я смогу, управлять им, быть частью сильной, всемирно известной компании Groupe Renault и иметь возможность гордиться своей работой.

Сергей Иванов, генеральный директор «Алросы»

Уверен, что алмазная отрасль в следующие два десятилетия сильно изменится. Мы видим, как на фоне стремительного развития технологий в добыче на наших глазах также вслед за глобализацией и диджитализацией меняются потребительские модели поведения, за ними происходят структурные изменения во всем алмазопроводе. Чтобы «Алроса» оставалась глобальным лидером отрасли, мы должны научиться быстро адаптироваться, быть гораздо более гибкими. Надеюсь, что нашей команде удастся внести вклад в эти преобразования.

Виталий Несис, главный исполнительный директор Polymetal

Будущее горнодобывающей отрасли во всем мире все-таки не в цифровизации и внедрении новых решений. Они, безусловно, полезны, но не могут радикально улучшить экономику проектов. Будущее в избавлении от опасных технологий под давлением прогрессивных инвесторов. Добывающие компании будут все больше вкладывать в сотрудников и местные сообщества, получая тем самым общественную лицензию на работу.